Профиль



Голосование
Какие материалы вам хотелось бы видеть на сайте в первую очередь?
 
Поиск

Rolling Stone: Интервью с Эми Ли

В предверии выхода сборника свежей музыки и по совместительноству первого сольного альбома Эми Ли, журнал Rolling Stone взял у певицы, а теперь не только певицы и замужней дамы, но и матери, неплохое по объему интервью, в котором обсудил прошлое (не такое далёкое и, в этот раз, без вопросов о пятилетних перерывах), настоящее и будущее Эми. Ну и Evanescence заодно (чуточек).

Ну и по-традиции, немного затравки в виде выдержек из интервью:

  • Эми ожидаемо обсуждает написание песен для фильма и сам фильм;

Этот процесс был уникальным даже для киноиндустрии, потому что был супер-инди

  • Эми говорит и о судебном процессе с лейблом

...будущее - моё, и всё, что делаю с этого момента - только за мной...

  • и о Evanescence и творческом будущем

...дни жизни в дороге, альбомные циклы, когда ты в течение 6 месяцев работаешь в студии над чем-то огромным и значимым, а затем отправляешь в тур на год или два - это все позади.

  • И о материнстве

...сейчас я с нетерпением жду того, чтобы испытать снова некоторые вещи со своим ребёнком как будто в первый раз.


 

 Стать свободным: Эми Ли о творческой независимости и будущем Evanescence

Эми Ли начинает новую главу в своей жизни с рождения своего первого ребёнка и выхода нового альбома

Когда Эми Ли пригласила Rolling Stone к ней домой в Бруклине в прошлом месяце, она не была уверена, что будет раньше: саундтрек к "War Story", над которым она работала почти год, или ребёнок, которого они вместе с мужем, Джошем Харцлером, ждали.

Оказалось, её сын, Джек Лайон Харцлер, выиграл немногим больше недели.

Ли стала мамой 28 июля. 6 августа она аннонсировала "Aftermath", альбом, записанный для "War Story" с виолончелистом Дэйвом Эггаром и толпой других музыкантов. Альбом ожидается 25 августа, и это не только первый релиз Эми с тех пор, как вышел одноимённый альбом Evanescence в 2011 году, но и её первая работа как независимого артиста - итог судебной тяжбы с бывшим лейблом группы, Wind-Up Records.

В этом эксклюзивном интервью только что освобождённая Ли обсуждает материнство, провозглашает себя независимой и оговаривает будущее Evanescence.

Ты потратила около года, работая над "War Story". Как этот опыт отличается от записи альбома Evanescence?

Этот процесс был уникальным даже для киноиндустрии, потому что был супер-инди. [Дэйв и я] знакомы с режиссёром Марком [Джексоном], и он согласился и прослушал записи, сказал нам, на правильном ли мы пути, и мы импровизировали, подпитывались другими работами. Это была отличная точка отсчета, она отличается от "Как я хочу выразить себя на своём новом альбоме?". Он дал нам рамки, направление "Так, я хочу заставить слушателя почувствовать каждую вариацию эмоций, заставьте персонажа чувствовать себя разбитым или одиноким". У тебя есть эти стартовые точки, и это здорово, потому что заставляет писать иначе. У меня чувство, что я изучаю другую часть своего мозга.

Как бы ты описала фильм?

Для меня он очень мрачный. Мы назвали альбом "Aftermath" ("Последствия") частично потому что фильм сам по себе - о последствиях, а не о войне. Он называется "War Story", но вы не увидите никакой войны. Он о последствиях её примерения с трагедией, свидетелем которой она стала. И, получается, альбом - это мы, играющие музыку последствия действий. Возможно, половины музыки в фильме нет, мы просто работали на этом большом тёмном открытом поле. И я надеюсь, вы прослушаете её и почувствуете это.

Чем привлёк тебя этот проект?

Я всегда хотела написать музыку к фильму, но тяжело найти возможность, когда у меня уже есть этот багаж в виде известности. Не поймите меня превратно, я не жалуюсь и смотрю на всё не иначе как с позитивом, но когда кто-то хочет воспользоваться моей услугой, они думают обо мне либо как о рок-певице либо готик-певице, но я делаю больше, чем только пение! Ведь тяжело донести: "Я хочу меньшего, я не желаю быть центром внимания, дайте показать, что я могу как композитор, продюссер и аранжировщик". Понимаете, это лучше, чем если я приду и спою в заглавном треке. Так что было сложно найти правильную работу, но она нашлась.

У тебя есть ощущение, что твоё прошлое ограничивает тебя?

В личном плане? Вовсе нет. Я не ощущаю себя двумя разными людьми. Я никогда не ощущала себя играющей роль, которую просто сменить. Забавно, люди всё ещё говорят о "My Immortal", и это удивительно, очень здорово, но когда она возникла, мне было 14 или 15. Когда я писала "Bring Me To Life", мне было 19. Представьте свои мысли, как вы говорили, что вы делали, когда вам было 19. Даже то, как развивались ваши отношения и всё подобное, оно тянется оттуда. Я повзрослела, во мне больше граней, и у меня больше того, что я могу сказать.
Я бы соврала, если бы не признала, что те песни из "Fallen" или те, что были до этого - из "Origin", не заставляют меня поёжиться. Они смущают. Большинство лирики, Боже мой, да это словно мой старый дневник. Но я могу принять эту невинность, потому что её у меня больше не будет, она особенна.

Ранее в этом году ты судилась с Wind-Up Records. Что ты можешь сказать нам о факторах, приведших к этому?

Не могу сказать ничего плохого. Я подписала соглашение о неразглашении информации, так что это единственное, в чём, во всех смыслах, я до сих пор ограничена. Всегда есть неудовлетворнность, когда ты не контролируешь свой проект полностью. Всё взаимосвязано, действительно, даже этот проект, всегда был кто-то, кого нужно просить, что-то, что необходимо для продолжения работы, кто-то, кому это понравится до того, как всё готово. Но, чем отличен этот проект, - это очень творческий процесс... Режиссёр - творческий человек, он хотел, чтобы и мы были странными и творческими, насколько это возможно, позволял нам делать всё по-своему, уважал и ценил это. Без прописанного плана того, что миллионы людей делали до этого, и не пытаясь спихнуть нас на эту дорожку.

Каковы были последствия разрешения конфликта?

Для меня всё то же самое. Я так же получаю деньги, когда кто-то покупает "Fallen", но они продали его кому-то ещё. Моя дискография принадлежит компании Bicycle-Concord, и они замечательны, так что в этом ничего не изменилось. Но будущее - моё, и всё, что делаю с этого момента - только за мной, и это потрясающе.

Так что это все означает для Evanescence?

Ситуация на данный момент такова, что мы сейчас ни над чем не работаем. Я не люблю делать какие-либо прогнозы касательно будущего, потому что я, безусловно, открыта для чего-то нового, и я ни в коем случае не хочу сказать, что я полностью покончила с группой, потому что это огромная часть меня. Я люблю время, проведенное в Evanescence, и не хотела бы просто так выбросить его, но в обозримом будущем у меня нет никаких планов относительно группы. Для меня действительно важно потратить немного времени на то, чтобы показать другие стороны себя.
Я постоянно говорила это ещё во время работы с Evanescence, особенно во время записи второго и третьего альбомов: "У меня есть свобода, чтобы выразить себя целиком в группе, так почему бы не захотеть сделать что-то ещё?" И это так только в определенной степени, потому что какие бы эмоции я не испытывала, всегда есть определённые ожидания. Благодаря фанатам, благодаря себе, я знаю, что такое Evanescence. Это организм, это больше, чем просто я, и это прекрасно. Но я могу писать песню и осознавать: "Эта песня для Evanescence или нет", и случаются обе ситуации. Поэтому мне определенно необходимо иметь другие проекты для создания музыки.

Ты поселилась с семьей в Нью-Йорке. Это как-то повлияло на группу?

В этом нет ничего нового; мы всегда жили далеко друг от друга. Когда я жила в Лос-Анжелесе, я не была намного ближе к ним. Я ещё общаюсь с ними, мы слушаем новую музыку друг друга; Трой [МакЛоухорн] сейчас работает над чем-то очень крутым, и я прослушала это на следующий же день. Больше всего я поддерживаю контакт с Тимом [МакКордом] и Троем, но они не здесь, мы все разбросаны по миру, живем в разных городах.

Кажется, ты прочно обосновалась в Нью-Йорке.

Мне нравится здесь. Я жила в большом количестве мест, но это первое место со времен, когда я маленькой девочкой жила на юге Флориды, где я чувствую себя как дома, где мне не кажется, что я как-то отличаюсь от людей вокруг. Здесь все доступно, нет ничего необычного, и тут музыка повсюду. Я вдохновляюсь каждый раз, гуляя по улицам. Чувствую, что живу в каком-то безумно творческом месте, и это здорово. Я постоянно езжу на метро, у меня нет машины. Я могу запросто вслед за потоком спуститься в метро и сесть на поезд.

Как идея материнства изменила твой взгляд на мир?

Не знаю, с чего начать. Просто я очень счастлива, потому что когда ты становишься старше, это не значит, что вокруг тебя нет прекрасных вещей, и ты уже много видел. Ты доходишь до того момента, когда тебе кажется, что ты испытал уже все свои "впервые", но сейчас я с нетерпением жду того, чтобы испытать снова некоторые вещи со своим ребёнком как будто в первый раз.

А изменило ли материнство твой взгляд на то, что ты делаешь в профессиональной сфере?

О да. Я творческий человек. И я никогда не перестану быть собой и не думаю, что смогу когда-то перестать писать музыку. Ты это сильно не изменишь; я все ещё останусь собой, просто жизнь станет богаче на события, насыщеннее и полной забот. Но я уверена, что дни жизни в дороге, альбомные циклы, когда ты в течение 6 месяцев работаешь в студии над чем-то огромным и значимым, а затем отправляешься в тур на год или два - это все позади. И дело не в том, что теперь я мама, я просто не хочу прожить жизнь в дороге. У меня есть возможность просто делать что-то, и затем выпускать это. И это не должны быть 12 песен. Это не должен быть полноценный альбом, такая модель устаревает. И прекрасно думать о вещах по-новому. Я просто пишу крутые вещи, так почему бы мне не дать послушать их поклонникам прямо сейчас? Это не должна быть огромная и внушающая трепет работа.

Складывается ощущение, чтобы ты готова пожертвовать коммерческой выгодой ради счастья.

О, я так делаю уже очень долгое время. Думаю, я не такая как все. Даже музыка, к которой я тяготею.. Я не слушаю большинство популярной музыки. Думаю, это всегда было во мне. Для меня имеют ценность великие работы, великая музыка, вещи, которые действительно волнуют меня намного больше, чем успех и слава в денежном выражении. И так было всегда.

И, в завершении, чего ты надеешься достичь с "Aftermath"?

Честно говоря, это будет звучать странно, но я просто с нетерпение жду того, чтобы поделиться этим с миром. Все вот так просто. У меня нет никаких глобальных ожиданий, потому что это необычный проект. Каждый раз, когда я выпускаю что-то новое, я чувствую себя хорошо, и я знаю, что есть поклонники, которым понравится что-то из написанного. Я в восторге от "Lockdown". И я с нетерпением жду того, чтобы услышать, что фанаты думают о ней. Ещё я очень взволнована о "Push The Button", и вообще обо всей музыке, написанной для фильма, для моих фанатов, и о том, чтобы показать людям что-то, что они никогда раньше не слышали.

 

Источник: Rolling Stone

Перевели *музыка из "Men In Black"* Agent P и Agent M специально для origin-evanescence.ru

 

Комментарии 

 
#1 K0t 14.08.2014 12:53
спасибо большое за перевод!
Цитировать
 
 
+1 #2 PMoon 16.08.2014 21:07
Это был временный порыв...)
Цитировать
 
 
#3 Shadow Cat 19.08.2014 00:09
Цитата:
Перевели *музыка из "Men In Black"* Agent P и Agent M

А я даже знаю, кто это! :D Ну, и от меня спасибо, перевод замечательный :evans:
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить