Профиль



Голосование
Какие материалы вам хотелось бы видеть на сайте в первую очередь?
 
Поиск

Интервью Эми Ли для журнала «Rolling Stone» (Часть II)

— RS: Музыка на «Aftermath» является определенным отступом отEvanescence. Это был намеренный шаг, или просто результат работы над фильмом «War Story»? 
— Эми: Я хотела, чтобы альбом полностью отличался. Я не хочу, чтобы это было похоже на Evanescence только потому, что я была сжата, ограничена во всем, но я хотела, чтобы люди услышали разные стороны меня. Я писала музыку на протяжении всего времени, но этого никто не слышал, кроме моих друзей. Но это мой первый шанс показать другую сторону себя, и это определенно имеет то же количество эмоций, что и в Evanescence, но только инструментально. Я чувствую, что я всегда считала обязательным для себя убеждаться, что Evanescence является частью моей души и сердца, я не просто писала хиты. Но на альбоме должен быть один трек для радио. Было здорово стать свободной от всех тех вещей, и сделать произведение искусства, потому что некоторые песни с альбома, а именно три из них, я бы назвала наилучшими. Это намного больше, чем просто музыка, которую я слушаю сейчас. Одна в арабском стиле, песня для сексуального танца, а другая – я даже не знаю, что это такое, но что-то электронное. 

— RS: Подожди, на альбоме есть песня на арабском? 
Эми: Я не пела по-арабски. Ее создали с мыслями «Нам нужна песня типа мировой музыки», но в конечном итоге, она не попала в фильм. Я, Дэйв Эггар и еще один сотрудник, его зовут Чак Палмер, он создал много убойного, технического материала. Во всяком случае, он создал барабанные партии ко всему материалу, и мы захотели, чтобы он играл на инструменте, который называется «уд». Дэйв контролировал все это, он сказал: «Хорошо, что у нас есть такая мировая певица как Малика Сарра, она классная, и я ухожу в другую комнату, что бы вы сделали нечто крутое.» 
Что ж, я осталась с этой девушкой, которая понятия не имела кто я, и я сказала ей: «Я написала текст на английском, и я знаю что ты говоришь по-арабски, ты можешь использовать это в качестве основы, просто пойди в комнату и измени порядок до тех пор, пока ты не сможешь петь». Она идет в комнату, у нее прекрасный голос, и она пела минут 20. Мы записали все за два раза, и я тренировала ее, чтобы получилось больше материала, а затем я пригласила ее домой, чтобы она жила в моей студии. Я больше не видела ее, но, как только я слышу ее голос, я слышу все эти удивительные моменты, я вырезала их и поместила на трек. Это было похоже на сбор. 

— RS: Получаешь ли ты вдохновение от работ, над которыми ты работала раньше? 
— Эми: Я привыкла смешивать свой вокал с музыкой, что это было очень естественно. Это было весело, это был странный процесс создавать музыку по частям ее голоса, и накладывать музыку. Весь опыт заставил нас думать по-другому, и это причина, по которой мне нравилось работать с Дэйвом, потому что он всегда говорил «Я знаю человека, который играет…» и он рассказал мне о инструментах, о которых я раньше не слышала. 

— RS: Что ж, когда ты создавала нечто подобное, ты думала о прошлом? 
— Эми: Я начала думать позитивно, когда я писала «Lockdown». И когда я закончила, я сказала: «Ты знаешь, чего не хватает? Гитар и барабанов». Я подумала о прошлых созданиях некоторых этапов, потому что я была сфокусирована на своем удовлетворении и создании вещей для фильма. Это всегда должно быть главным. Моя задача думать: «Если я делаю то, что я люблю, то другие люди тоже полюбят это». Всегда будут люди, которые критикуют то, что вы делаете. И вы не должны обращать на это внимание, потому что если вы будете стараться угодить всем, вы в конечном итоге будете радовать всех, кроме себя. Я с гордостью могу сказать, что я слушаю всю музыку, которую я писала с самого начала и наслаждаться ей. Я всегда наслаждалась ею. 

— RS: У тебя есть в планах играть эти песни на концертах? 
— Эми: Я не могу думать об этом. Это вероятно случится. На альбоме много короткой музыки, которые я создала по разным причинам, или «Find a way», создавать которую было действительно интересно. Все, что я делаю – часть меня. Я много играла для своих фанатов, я действительно наслаждаюсь возможностью расположить к себе людей, когда я играю перед ними впервые. Это наикрутейшая вещь в мире!

— RS: Тебе не все равно, что люди думают о твоей музыке? 
— Эми: Волнует ли меня? Что ж, это всегда здорово, когда людям нравится моя музыка. Я никогда не писала музыку с этой целью. Единственное, чего я хочу, это быть реальной, и поэтому то, что я люблю, я знаю, что есть люди, подобные мне, которые это тоже полюбят. 

— RS: Ты поняла это в начале карьеры или позже? 
— Эми: Это забавно, потому что я была брошено во все это. Когда «Fallen»увидел свет, все произошло быстро, мне было 21, так что меня тошнило от того, что я находилась в центре внимания – это так пусто и скучно. Моя жизнь не такая уж интересная. Я люблю музыку, я люблю искусство, есть даже некоторые интересные вещи обо мне, которые мне нравятся (смеется). Но после часового разговора мне уже нечего сказать по поводу этой темы, и я хочу поговорить о другом! 

— RS: А как насчет этого: В чем секрет получения места в метро во время беременности? 
— Эми: О, вы знаете. Когда ты правда беременна, тебе обязательно нужно сесть. Тебе не хочется спрашивать «Не могли бы вы уступить мне место?» Я никогда не просила. Ты должна держаться, слегка поглаживая живот, и отчаянно искать того, кто уступит тебе место. В общем, жители Нью-Йорка не придурки. 


© Перевод выполнен специально для группы EVANESCENCE. Копирование без указания ссылки на источник запрещено


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить